• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:08 

Дневник я завёл, так как моя бездонная память может давать сильные сбои. Я столько всего помню, что места в моей голове ни для чего нет. Вот я и забываю всё, что угодно. Но все события в моей памяти имеют некую внутреннюю логику, и если я восстановлю её, то смогу восстановить и то, что забыл.
Правда, это восстановление, оно же припоминание, работает так же, как и фантазия, придумывание. Видимо, прав был Платон, когда говорил, что всё знание -- это припоминание!
И вот сегодня у меня произошёл очередной приступ припоминания. Дело в том, что я за год до этой записи вспомнил про какой-то момент из какой-то книги. И год не мог вспомнить, из какой именно. Нехило, неправда ли? А это оказался рассказ Рэя Брэдбери Tyrannosaurus Rex.
Вот такое припоминание!

18:00 

Воспоминания о смерти... Как я только не вертел этими словами! И каждый раз их смысл приходилось придумывать сначала, так как менялся я, менялось моё видение моей книги.
Сначала воспоминания о смерти были для меня чем-то напоминающим о прошлой жизни, о прошлой инкарнации. Но так как ни тогда, ни сейчас я не верил в переселение душ, то этот смысл быстро сменился другим.
Затем они стали напоминанием о спасении уже почти мёртвого человека, душа которого не успела отойти от тела. Благодаря ли Нектару бессмертия, благодаря ли искусству врачей. Но... На мой взгляд, эта формулировка не слишком передаёт атмосферы некой неправильности.
На данный момент я не могу точно сказать, что это. Но они появляются, когда ошибается мир. Каждое мгновение мир умирает и рождается заново со всем своим прошлым, настоящим и будущим. И никто не в силах этого заметить, так как умирает и рождается вместе со всем миром. Никто? Есть те, кто что-то помнит. Те, кто ощущает неправильность происходящего, каким бы оно ни было. Это и есть воспоминания о смерти -- обрывки памяти предыдущего мира-мгновения.
Тем, у кого эти воспоминания проявились, суждено либо забыть о них, либо жить в вечном кошмаре, так как каждое мгновение мир будет меняться до неузнаваемости. Любое действие будет бессмысленным: мир немедленно сотрёт его, как будто его никогда и не было. Исторического события могло никогда и не быть. Закон физики может быть другим. И так всё знание окажется бессмысленным.
Что станет с тем, кто будет не в силах забыть то, что забыл сам мир? Его жизнь превратится в сущий кошмар. Ничего нельзя знать, ничего нельзя делать. На что же можно надеяться? Не на что, ибо даже смерть может быть переписана миром.
Но никакой мир, каким бы страшным он ни был, не может отобрать у человека способность любить. Каков мир, такова и любовь. Этот мир, где возможны воспоминания о смерти, -- бесконечно мощный, бесконечно мрачный, бесконечно безумный. И любовь в нём такая же. Необходимо понять мир и принять его таким. Тогда мир станет своим и ответит взаимностью -- бесконечно мощной, бесконечно мрачной, бесконечно безумной любовью.

20:55 

Я -- самый умный, Я -- самый хитрый, Я -- самый волевой, Я -- первый, Я -- Лучший!..
Звучит как нарциссизм и зашкаливающее ЧСВ (чувство собственной важности), а? Тем не менее, за этим может стоять гораздо более глубокий смысл. Один профессор психологии в Японии по фамилии Такудзи был уволен из университета за некомпетентность. Он устроился работать в автомастерскую, и каждое утро выстраивал персонал и заставлял говорить: Я лучший в мире сварщик! Я лучший в мире кузовщик! Я лучший в мире грузчик! Я лучший в мире дворник! итд итп. И как эта мастерская теперь называется? Toyota motors!
Вот такая история. И как потом относиться к подобному нарциссизму? Правильно, с пониманием и умом. Есть люди, способные себя закодировать подобной установкой и добиться огромных успехов. Мне же кодироваться не удаётся, так как мой разум всегда стоит надо всем происходящим и способен трезво оценивать обстановку в любом случае. Поэтому, каким бы самовозвышением или самоуничижением я бы не занимался, я всегда знаю, что могу и чего не могу.
А поэтому на вопрос "Кто у вас тут самый умный?", заданный в моём присутствии, ответ один.

21:07 

Интересно, что лучше -- когда тебя ценят или когда тебя ненавидят? Конечно, когда ценят, ответят все нормальные люди. Ответ неправильный.
Всё зависит от того, как поставить эту самую ненависть. Если распространять её в близком кругу, то ничем хорошим это не закончится. В деловых контактах она тоже вредна. Но... скажем, на каком-нибудь отдалённом форуме, члены которого меня в лицо не видели и вряд ли когда-либо увидят, ненависть форумчан не вызовет никаких губительных последствий для карьеры, ведь так?
А вот затем начинается самое интересное. Когда толпа обезумевших троллей и модераторов кидается на тебя, норовит разнести в щепки каждую букву твоих слов, извивается от отвращения к тебе, но подсознательно понимает, что ты стоишь гораздо выше всех их вместе взятых... Ах, какое непередаваемое ощущение потоков ненависти! Хочется ощущать её ещё и ещё, ты просто подсаживаешься на этот источник отрицательных эмоций других людей...
О да... Тут главное -- не перегнуть палку: тебя должны ненавидеть, но не должны выгонять с форума, и не должны записывать в мелких клоунов. Тогда такая ненависть может стать не только отличным источником для хорошего настроения, но и неплохим основанием для творчества.

22:05 

Когда я пишу какой-нибудь рассказ или повесть (или даже если вспоминаю про роман), я всегда переживаю жизнь героев как свою собственную. Но именно когда пишу, во время чтения такого участия не происходит. Трудно описать, в чём заключается моё переживание жизни героя. Это и как исповедание тех же идей, и как ощущение того же настроения, что у персонажа. И порой... я хочу, чтобы это чувство повторилось.
Но как это сделать? Если рассказ уже написан, то я не могу добавить в него что-то новое -- форма закончена, и нельзя постоянно накачивать её тем же содержанием. Писать продолжение? Можно, но... это будет уже не то. Продолжение будет лишь вторым, далеко не первым. Продолжение возможно, если начало не было до конца раскрыто, если его форма позволяет продолжить основную или побочную линию. Тогда... зачем писать вещи, которым может понадобиться продолжение? Любая история ценна, потому что имеет конец. Продолжение всегда будет другим.
Может, тогда удастся написать что-то другое, где будет то же настроение, которое я хочу поймать? Возможно. Но это тоже будет не тем, чем нужно. Ситуация в рассказе уникальна, повторить ситуацию значит оскорбить своё же творчество, но не повторить её означает не достигнуть своей цели.
Итого: надо было сильнее переживать жизнь героя, когда писал!

22:30 

Когда-то Тютчев сказал: "Мысль изречённая есть ложь". Возможно. Но бывает и наоборот: мысль неизречённая, неоформленная ничем не отличается от ложной.
Изречённая мысль навсегда запечатывает в себе ту идею, которую человек носил в себе, в мёртвой форме высказывания. Идея перестаёт жить и не может раскрыться в своей полноте. Высказывание получается однобоким и неспособным быть адекватным своему же содержанию, то есть ложным. Но... ведь бывает и наоборот. Выраженная словами форма настолько мощна, что её может наполнить бесконечно большое содержание. И чем больше содержания вкладывают в эту форму, тем богаче она становится.
Но и то, и другое обычно относят к художественным текстам. Что же до тех мыслей, которые я изливаю в дневнике, то это мысли, должные быть написанными, scribendi (уж не помню точно, какое там окончание). Они часто крутятся в голове, но я столько лет не давал им выхода... Интересно, что будет, когда этот бесконечный поток мыслей закончится? Тогда, наверное, останется поток памяти и поток желаний. Но как мжет кончиться бесконечное?
Первым открылся поток творчества. Потоки мыслей и памяти открылись почти одновременно, когда я решил записывать те мысли, которые я не хотел забыть. А что же до потока желаний... Я не знаю, что произойдёт, когда он откроется.

09:53 

Юмор -- страшно затягивающая вещь. Одно дело -- когда просто любишь посмеяться, совсем другое -- когда начинаешь писать что-то юморное, задорное. Это страшно затягивает. Пусть я не умею создавать крылатых фраз, да и шутки у меня в основном оказываются не мои. Правильно сказал Остап Бендер:

«У меня налицо все пошлые признаки влюбленности: отсутствие аппетита, бессонница и маниакальное стремление сочинять стихи. Слушайте, что я накропал вчера ночью при колеблющемся свете электрической лампы: "Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты, как мимолетное виденье, как гений чистой красоты".
Правда, хорошо? Талантливо? И только на рассвете, когда дописаны были последние строки, я вспомнил, что этот стих уже написал А. Пушкин. Такой удар со стороны классика! А?»

Тем не менее, даже говорят, что у меня что-то получается. Только так говорят те, кто меня не очень хорошо знает. Мои родственники, например, находят скрытые цитаты из таких вещей, о которых я даже не помню. Такой удар со стороны классика! А?
Я, наверно, редкий человек, способный смеяться над своими собственными шутками. Притом не знаю, когда больше смеюсь -- когда пишу или когда читаю написанное. Иногда и то, и другое бывает приятнее, чем слышать смех читателей! Тем более что из моего окружения меня никто и не читает.
Любой художник жаждет высказаться на публике. Даже если это художник от слова "худо".

22:47 

Code Geass

Лучший мультфильм, который я когда-либо видел -- Code Geass. На меня он оказал настолько сильное влияние, что я, посмотрев его впервые год назад, до сих пор черпаю из него вдохновение.
Моя память, несмотря на то, что в ней может потеряться всё, что угодно, отказывается забыть этот мультфильм, поэтому, когда я его пересматриваю, я уже заранее знаю, что будет в каждой серии. Я смотрю его ради тех идей и того настроения, что я прочувствовал, впервые увидев Code Geass. читать дальше

11:53 

К слову о японизме в японской анимации. Его там почти не осталось. Это видно на уровне мелких деталей. То там, то сям мелькают идеи, которые невозможны для чисто японского (не взаимодействовавшего ни с чем европейским) сознания. Ладно мультфильмы про современность -- там такое позволительно. Но вот про средневековую Японию...
Гораздо лучше, извините за выражение, туевой хучи режиссёров и сценаристов чисто японский дух выразил Михаил Успенский тут: читать дальше

15:44 

Эх, иногда так жалею, что я совершенно не музыкален и что у меня туго с художественным восприятием действительности! Я не могу просто слушать музыку -- без какой-либо истории, которая с ней связана, или без интересного видеоряда она мне кажется пустым набором звуков. А иногда и лишним шумом, без которого было бы лучше. Сама по себе музыка не способна создать для меня нужного настроения или образа, хотя иногда она способна совершенно изменить восприятие текста или фильма. Музыка помогла бы мне организовывать произведение, делать его более поэтичным.
Жаль, что я не умею сочинять музыку! Если бы мог, то мне было бы гораздо проще передать необходимое настроение, понятное только мне.
С художественным восприятием действительности немного по-другому. У меня ужасный почерк, но, кроме того, я понимаю только его. Даже довольно аккуратный и понятный почерк моих друзей для меня -- криптограмма. И рисовать я могу только теми линиями, которыми пишу. Моё воображение очень богато и красочно, если я обдумываю сюжет произведения, он предстаёт у немя в голове не как текст, а как фильм. Но часто попадаются места, которые надо описывать. А красивое описание мне тоже недоступно. Через некоторое время оно станет сухим и неинтересным. Вот почему я боюсь описывать пейзажи или портреты, если это не необходимо для развития сюжета.
Умей я рисовать, я бы сэкономил столько слов и нервов от попытки объяснить, что я имею в виду!.. Интересные места и герои сразу стали бы ярче, сложные ситуации стали бы понятнее, а я бы не беспокоился, что сцену или персонажа представят такими, какими они не являются. Жаль, что нельзя вложить свой образ в чужую голову!
Из-за всего этого мои произведения сильно страдают. Всё, что мне остаётся -- это ситуация и внутренний мир героя. Но сам этот внутренний мир я могу описать только через его явные мысли и оформленные ощущения. Мелочи, детали, которые легко обнаружить в восприятии действительности героя, мне не доступны, и в этом я тоже очень сильно теряю.
С ситуациями вообще отдельная тема: мне очень трудно придумывать что-то самому. Часто те ситуации, о которых я рассказываю, были переработаны из увиденных фильмов и прочитанных книг. Благо, я очень редко переписываю подчистую -- должно же происходить какое-то переоформление!
Как чисто русский человек, я буду долго прибедняться, но если кто-то со мной согласится, то получит множество железных аргументов. И по хребту тоже.

19:47 

Нарциссизм... Многие им увлекаются. Те, кто делает это безосновательно -- лузеры, те, кто не делает этого безосновательно -- тоже.
Раньше я плохо знал меру в нарциссизме и часто строил из себя крутого на ровном месте. Заканчивалось это плачевно: предмет моей гордости всегда меня подводил. Кидаться во вторую крайность я не стал. Иногда мне не хватает уверенности в себе. Смешно сказать -- мои друзья по институту даже и помыслить себе не могут, что я раньше был необщительным, неуживчивым, скромным, закомплексованным, забитым и задавленным. Теперь же никто в это не поверит, так как я -- душа любой компании, в какой бы ни оказался, если, безусловно, там нет настоящего светила.
Чем закончилось? Тем, что мой разум стал чуть выше моих страстей и крайностей. Но, к сожалению, ненамного, ибо уверенности в себе мне всё ещё не хватает. Мой разум говорит: "Я добьюсь, чего хочу. Если не добился -- значит, не больно-то и хотел". Не верить ему оснований нет. Но вот в самый неподходящий момент уверенность в себе может опять исчезнуть.
Кажется, что-то подобное я уже писал раньше. Видимо, эта мысль и врпямь меня беспокоит. Беспокоит меня и нехватка времени: мне необходимо закодировать себя ещё до понедельника. Впрочем, я знаю, что я на это способен. Но я в это не верю настолько, чтобы воплотить в реальность одним усилием воли.

20:24 

Первоначально этот дневник задумывался как псевдопубличное излияние своих мыслей. Почему псеводопубичное? Потому что, хоть доступ имеют все, на деле этот дневник никому не нужен. Мыслящие и чувствующие люди вряд ли воспользуются кнопкой "Случайный дневник", а даже если и воспользуются -- то вероятность того, что им встречусь я, крайне низка.
Псевдопубличность очень хорошо помогает выразить себя, не боясь, что над тобой будут смеяться или тебя не примут. Я, в принципе, и не боялся. Просто решил, что если накопилось много мыслей, то лучше давать им свободу, а для этого нет ничего лучше псевдопубличной формы интернет-дневника.
Но вот если у дневника появятся яркие читатели, то появляется соблазн получать всё больше и больше отзывов и купаться в лучах славы. С моим дневником это вряд ли произойдёт, так как мои мысли вряд ли интересны даже единственному человеку, который на него подписался. И мне перед этим человеком очень неудобно, так как она каждый раз получает такую ересь, а у неё и так нет времени. Поэтому я чистосердечно хотел бы её поблагодарить и извиниться за такие записи.

17:41 

Что интересно, мне никогда не удавалось увлекать за собой народ -- будь то командная игра или коллективная работа. Так или иначе, я никогда не оказывался в позиции лидера. Зато мне почти всегда удаётся поставить себя в положение, не зависимое ни от кого, и даже заставить понять лидера группы, что без меня он не в состоянии нормально работать. Даже на форумах и в блогах мне не удаётся увлечь народ на так называемый холивар в темах, созданных мной, в то время как если я прихожу в чужую тему, там тут же разгорается оживлённая дискуссия, притом обычно все наваливаются на меня, но потом отсеивается один сильный оппонент, с которым продолжается переписка чуть ли не неограниченно долго.
Дело в том, что у меня очень строгая логическая линия, и переспорить меня можно только опираясь на незнание мной каких-либо фактов. Впрочем, я всегда готов принять своё поражение, если оппонент оказался убедительнее, или даже отступить, если моя упёртость может повредить групповому интересу.
Видимо, то, что интересно мне, интересно только мне. Я же достаточно эрудирован, чтобы общаться с самыми разными людьми и везде поддерживать как увлекательную беседу, так и агрессивную полемику. Врочем, это свойство полезно для дневника -- никто меня не будет читать, а я могу сколько угодно бороздить это пространство, не особенно боясь, что моя откровенность здесь мне как-то помешает.

14:33 

Интересно, почему я чувствую себя лузером?
Началось с того, что я заболел, проспал важную контрольную, провалился на зачёте, пропустил несколько пар, завалил реферат. Кроме того, из-за извержения вулкана один препод не отправился в командировку, а решил провести свои три пары в один день (итого в этот день придётся сидеть шесть пар).
И почему я чувствую себя лузером?

Да, это как в анекдоте:
Нет, ну вы только подумайте: 22 игрока, 2 тренера, 10 запасных игроков, 1 арбитр, двое боковых судей, 6 операторов, трое работников телевидения, 50 спортивных журналистов и порядка 80 000 зрителей, а этот голубь насрал именно на меня!

08:29 

Да, когда я был молод и неопытен, у меня было несколько убеждений, из-за которых я стал лузером.
Во-первых, почти всю свою сознательную жизнь я учился ради знаний, а не ради оценки. Такое себе может позволить только вундеркинд, я же, к счастью, таковым не являюсь. Именно из-за этого убеждения я учился в школе довольно плохо, хотя все видели, что я в классе самый умный. Двойки в году у меня кончились только классе в девятом, а тройки -- в десятом, когда я твёрдо решил учиться ради практического результата, а не абстрактных знаний.
Нормальный ребёнок учится в школе ради оценки, в связи с чем приучается выкручиваться из самых разных неприятностей, связанных с незнанием. Я же ни на одной контрольной не списывал и до сих пор не умею этого делать, о чём сильно жалею.
Второе моё тупое убеждение -- что в споре рождается истина. Я тоже так думал до конца первого курса института, пока не понял, что истина никого не интересует, а главное -- уметь навязывать свою точку зрения. В любом споре я послушно выслушивал все аргументы оппонента, принимал его точку зрения, пытался без навязываний рассмотреть обе позиции и, исходя из них, найти компромиссное решение. Только потом я понял, что это тоже позиция лузера: не споря ради победы, я не учился убеждать. В результате убеждали в основном меня. Из-за этого моя собственная позиция стала вырабатываться очень поздно. А когда появились некие её намётки, то я совершенно не умел её защитить.
Но так как я не из тех, кто постоянно упивается жалостью к прошлым ошибкам, я быстро нашёл и плюсы создавшегося положения. Во-первых, я приобрёл огромную базу знаний, благодаря которой я могу осмысленно беседовать чуть ли не с любым человеком (если устранить языковые преграды, разумеется). Во-вторых, я приобрёл сильный логический аппарат, позволяющий мне тыкать оппонента в его же ошибки и демонстрировать, что я умнее и моя позиция правильнее.
Я приучился спорить, исходя из позиции силы, а не слабости, и вряд ли ввяжусь в спор, если не обладаю достаточными знаниями о предмете. Но, как ни странно, это тоже плохо. Я должен уметь навязывать свою точку зрения безотносительно моей правоты или моих знаний предмета. Только такой человек может пробиться в лидеры. Значит, мне есть, к чему стремиться.

20:55 

Легенды

Почти с каждым случались самые невероятные истории, о которых интересно было бы рассказать друзьям у костра. Иногда это типичные завираловки, иногда -- точный рассказ о минувших событиях, иногда -- рассказ о действительных событиях, но слегка видоизменённый.
Но эти истории надо уметь правильно транслировать. Тогда они пообтешутся, где надо - обрастут подробностями, пока не потеряют своего настоящего автора и не превратятся в самые настоящие легенды, которые либо будут привязаны к определённому месту, либо к определённой профессии, либо к чему-нибудь ещё. Тут всё зависит от того, как эти легенды подавать. Если рассказывать о себе, то это будет выглядеть, как история или рассказ, которые ведутся от какого-либо лица, а легенда безлична. Кроме того, легенда почти всегда говорит о реальном событии, которое с течением времени превращается в нечто несуразное. Нет нужды говорить, что легенды зачастую распространяются гораздо дальше ареала своего возникновения и могут намного пережить своих создателей. Зато их создатель может гордо считать, что он стал легендарной личностью! Вот примеры легенд, рассказывающих о событиях, произошедших с обычными людьми: читать дальше

@темы: Легенды

19:00 

Основы стратегии

В этой записи, которая будет время от времени обновляться, я хотел бы изложить свои мымсли по поводу стратегии и тактики. Но говорить я в основном буду о первой, так как последнюю невозможно как-то объяснить, только показать на практике и научить действовать.
Тактика -- как выиграть битву, стратегия -- как выиграть войну. В случае со спором первая позволяет одержать победу в ключевом моменте, а вторая -- во всём споре в целом. Но грамотный тактик всегда играет с прицелом на первый ход следующей битвы, а грамотный стратег -- на первую битву следующей войны. И та, и другая одинаково важны для победы, но многие склонны завышать роль тактики. Дело в том, что, по их мнению, она определяет стратегию. Действительно, исход каждой битвы не определён, поэтому итоговая картина может заметно отличаться от той, которая планировалась. Следовательно, стратегия оформляется по ходу отдельных битв, которые как раз определяются умелой тактикой.
Моя позиция другая: исход войны решает стратегия, а не тактика. Можно не выиграть ни одной битвы, но разом выиграть всю войну -- что и сделал весьма уважаемый мной человек Шарль де Голль. Как человек может играть с компьютером в шахматы, если последний обладает несравненно большей вычислительной способностью? Только благодаря эффективной стратегии. Компьютер не может просчитать всю партию -- вначале это сделать невозможно, так как неизвестно, как всё кончится, а под конец такое возможно, но трудновыполнимо, так как число возможных ходов под конец игры слишком велико. Опытный шахматист всегда сначала строит примерный план всей игры, потом, как только дебют разыгран, начинает его осуществлять. Число эффективных шахматных дебютов конечно и поддаётся простому подсчёту, поэтому, если есть хорошая школа, всегда можно разыграть начало партии если не со своим преимуществом, то хотя бы с равной игрой. А дальше всё просто -- нацеливаясь на определённый конец, избавляться от лишних фигур на доске. Компьютер, не получив преимущества вначале, не сможет разгадать стратегию человека в середине и очутится в ситуации неопределённости в конце. Когда он всё рассчитает, то машине останутся считанные ходы перед концом партии. Если повезёт -- человек выиграет, если нет -- ничья.
Данный пример наглядно показывает, что не тактика определяет стратегию, а совсем наоборот. Но вполне возможны совершенно непредсказуемые ситуации -- тогда стратегия бесильна, необходимы сильные тактические навыки и немалая сноровка.
Итак, я изложу, как Сунь Цзы, несколько советов по стратегии, но я, в отличие от него, не великолепный стратег -- я только учусь. Хотя, что странно, это знание я скорее восстанавливаю из своей памяти, чем создаю сам или компилирую чьи-то рассуждения. В принципе, постмодернисты считают, что любое творчество -- это цитирование!

1) Мысли великолепного стратега должны читаться вполне свободно -- но они не должны быть его настоящими мыслями.
2) Важен лишь результат, выбранная стратегия заставляет чем-то жертвовать.
3) Великолепный стратег никогда не доверяет никому до конца -- даже себе.
4) Главное -- правильно начать и твёрдо знать, к чему идёшь, -- середина пути не будет определена, но её прохождение приложится.
5) Цель данной стратегии и цель жизни -- разные вещи.
6) Стратегия -- это всегда работа системы.

22:28 

Бывают же в жизни совпадения! Год назад я писал курсовую работу, где сравнивал философии Гегеля и Витгенштейна ("Малую логику" и "Логико-философский трактат". Я встретился с многочисленными трудностями, так как мест пересечения в этих работах у этих гениев практически не было. Более того, никто, кроме меня, об этом даже не задумывался (были у кого-то какие-то мысли, но они мне не подходили). В процессе чтения я многократно хотел научиться воскрешать мёртвых, чтобы эти двое узнали, что такое боль. Витгенштейн ещё худо-бедно воспринимался, а Гегель был не под силу даже мне. Я был страшно зол в процессе написания, а после сдачи работы испытал невероятное облегчение и думал никогда больше ими не заниматься.
В этом году я написал курсовую опять по Гегелю и Витгенштейну, только по другим их работам ("Философии духа" и "Философским исследованиям"). Дело в том, что я не знал, какую тему выбрать, и решил выбрать уже проторенную дорожку. Что интересно, Гегель пошёл достаточно просто, а вот Витгенштейн заставил помучаться. Зато, как ни удивительно, нашлось много точек соприкосновения, причём в совершенно неожиданных местах, и курсовую было очень интересно писать.
Итого, всё наоборот.

22:47 

Иногда задумываюсь над тем, случайно ли всё происходящее? В философию я пришёл случайно, но она настолько изменила мою жизнь, что уйти я из неё просто не могу. Хотя как сказать -- случайно? Сейчас мне кажется, что я пришёл бы к ней в любом случае -- хоть так, хоть эдак. Казалось, я случайно выбрал тему для первой курсовой работы, а оказалось, что тема весьма интересна и я бы хотел над ней поработать ещё (что я, в принципе, и сделал). Так не значит ли это, что я бы всё равно к ней пришёл?
Это связано с типичным заблуждением: если что-то произошло, то это произошло по необходимости. Но как только я начинаю поддаваться ему, я вспоминаю, что слишком много примеров того, сколько в жизни случайностей и совпадений. Слишком много случаев можно описать как "просто повезло". Но вот если оказывается, что у этого везения есть какие-то условия, то очень хочется узнать, какое из них было необходимым и достаточным. Вот тут-то и проявляется самое интересное: такого условия может и не быть.
Недавно я познакомился с интересным человеком, у которого достаточно много схожего со мной (даже в физиологических особенностях организма). Романтик в моей душе сказал: это произошло не случайно! Но так как мой разум имеет свойство приподниматься над моими переживаниями, то я вспомнил анекдот:

Пессимист видит тоннель.
Оптимист видит свет в конце тоннеля.
Реалист видит поезд, который приближается по тоннелю.
А машинист видит трёх идиотов, которые сидят на рельсах.

23:14 

Сон.

Не люблю видеть сны. Они означают, что день прожит не так, как мог бы. Раньше я проваливался в сон и ничего не видел, пока не открывал глаза. Вместо сновидений у меня всегда был полудрём, который я могу контролировать, как хочу. Могу даже посмотреть сон, который видел раньше -- мало ли что спросонья в голову взбредёт сделать!
Но вот чтобы прямо сны... Таких у меня было мало. Приятных снов не было вовсе -- либо какие-то бессмысленные, либо кошмарные. Я лишь раза три летал во сне. Но летал как-то странно: я словно искал принцип, который позволяет летать в сне, и, под конец, находил и немного летал, но при пробуждении он от меня ускользал. Зато потом я узнал отличный анекдот:

-- Внучек, я сегодня опять летала во сне!
-- Бабушка, твои таблетки в другой коробке!


Иногда я жалею, что неспособен видеть красочные сны, или что выражения "Приятных снов" для меня -- оксюморон. Зато ко мне неприменимы объявления типа "Призывник! Если ты в детстве летал во сне, то записывайся в военно-воздушные силы, и твоё детство продлится ещё 2 года!" или "Призывник, если ты в детстве мечтал о плавании в далёкие страны, -- записывайся в военно-морские силы. Помечтаем вместе!"

Бело-синее сияние

главная