11:18 

Айн Рэнд. "Атлант расправил плечи"

До того, как я её прочитал, я слышал самые разные отзывы как на книгу, так и на её автора. Как обычно, большинство отзывов -- "не читал, но мне сказали, что г***о". Из положительных отзывов я слышал, что эта книга для тех, кто думает, в ней очень многие вещи сказаны очень правильно, хотя и под необычным углом. Из отрицательных -- что это оголтелая пропаганда эгоизма от загнивающего Запада. В любом случае, эта книга, как говорят, на втором месте по влиянию на умы американцев. И я решился...
Итак, прочитав все три тома, я могу сказать уверенно, что у книги есть три измерения:
1) Текст
2) Философские идеи
3) Политическая составляющая
К тексту у меня претензий мало -- книга добротная, я бы даже сказал, хорошая. Но до отличной не тянет -- во-первых, не такая хорошая проработка персонажей, во-вторых -- в книге есть только то, что автор хотел сказать, и ни грамма больше. Я это к тому, что в отличной книге всегда есть смыслы, которые выводят за её пределы и автором прямо не формулируются -- именно ради них книгу можно много раз перечитывать, каждый раз открывая для себя что-то новое.

Теперь, касательно философских идей. В принципе, все идеи этой книги выложены в монологе Джона Голта, одного из ключевых персонажей, а остальная книга -- их как бы живая иллюстрация. Согласно концепции Рэнд, названной объективизмом, человек -- существо живое и разумное, и эти две характеристики являются базовыми ценностями. Нельзя отказываться от жизни, нельзя отказываться от разума в этой жизни. Разум устанавливает ценности, которые человек должен достичь, а человек достигает их, объективируя в нечто материальное. Разум также диктует такие законы, как "Получай только то, что заслуживаешь", "Отношения -- это всегда честная сделка, равноценный обмен" и "Высшая добродетель -- хорошо делать своё дело". Человек, который следует разуму во всём, -- это делец, предприниматель, изобретатель, творец -- и всё одновременно. Он действует ради себя, достигает тех целей, которые сам себе определил, и получает в награду счастье. Их полная противоположность -- люди несчастные, завистливые, требующие, чтобы ради них все жертвовали собой. Они отрицают разум, но живут за счёт его достижений. Они также презирают предпринимателей, визжа об эксплуатации, хотя на самом деле они пользуются изобретениями, то есть достижениями разума, следовательно -- эксплуатируют разум предпринимателя. А чтобы усилить эксплуатацию, они навязывают ему чувство вины, мол, ты виноват перед нами, что ты лучше нас, так что делись! Вот так они эксплуатировали предпринимателя всю историю, пока не появилась страна предпринимателей -- правильно, США.
Всё просто и чётко. Провокативное название "объективизм" проявляется дважды: во-первых, в том, что мир таков, какой должен быть и каким мы его воспринимаем, таков же и человек. Во-вторых, в том, что если ценность нельзя выразить материально, нельзя обналичить, объективировать, она таковой не является. Провокативность заключается именно что в простоте и объективации: даже философия предшествующего столетия была на порядок более сложной, она выдавала сложную структуру мира, человека и человеческого восприятия. Впрочем, чем проще конструкция, тем проще её разобрать на части. А разбирать есть за что.
Во-первых, настоящими людьми, то есть теми, кто действует согласно своему разуму, объявляется какой-то мизер -- люди, в которых сочетаются организатор, изобретатель и делец высочайшего уровня. Ещё бы трёхметровый рост был -- и получаются примархи. Плюс -- что очень важно -- эти люди исповедуют капиталистические ценности. Их полная противоположность -- несамостоятельные посредственные нахлебники, проповедующие жертвенность и альтруизм (только в их пользу, разумеется). Вся соль в том, что больше людей-то и нет. А главное -- эти характеристики почти все врождённые. Всё, на что можно повлиять -- так это на ценности, которые исповедует каждая из групп. Если предпринимателю удаётся навязать простым смертным свои ценности, то вместе они сворачивают горы. Даже несмотря на то, что простые смертные честно делают своё дело, они всё равно эксплуатируют предпринимателя, так как используют его изобретения, но он считает это честной сделкой, так как в ответ видит их добродетель. И напротив, если посредственности навязывают гению свои ценности, то эксплуатируют его по полной, но так, что только у нахлебников повернётся язык назвать это честным. Но и всё, максимум 4 типа, других людей как бы больше нет. Хотя понятно, что это не так: взять, хотя бы, оторванную от цивилизации задрипанную деревню. Там все живут своим трудом, нахлебников ой как не любят, особенно в трудные годы, когда кормить их нечем. Но и никаких вершин изобретательства они тоже не являют и к капиталистическим ценностям равнодушны. Они явно не относятся ни к одной группе, но, поскольку других групп нет, то их следует относить к латентным нахлебникам.
Во-вторых, возникает проблема с группой людей, которые не обладают способностями организатора и дельца, но творят, потому что иначе не могут. Рэнд решает её с помощью утверждения, что психический опыт творца, организатора и дельца схож. Хорошо, тем более что тут есть здравое зерно. Но вот если ценность -- это то, что может быть объективировано (прежде всего, в деньги), то тогда каким боком в касту предпринимателей попал композитор, писавший отличную музыку, но 10 лет не могший добиться признания? Он ведь получается обычный лох, не умеющий продвигать свой товар. Но поскольку он не относится ни к одной из групп, пришлось натягивать сову на глобус. То же и с философами -- любой философ, не являющийся объективистом и не являющийся его предтечей, относится либо к "мистикам тела", либо к "мистикам духа", но отвергает разум. Вот так вот, коротко и чётко.
В-третьих, довольно странно там показано отношение к интеллектуальному наследию. По Рэнд выходит, что каждый изобретатель имеет право на интеллектуальную собственность, а всё, что с её помощью произведено, он продаёт на основе равноценного обмена. Никто не имеет права узнавать его секрет, но все, кто хочет, могут попытаться дойти до него сами или превзойти его. При этом почему-то получается, что интеллектуальное наследие идёт только от одного гения к другому, а простые смертные этим процессом как бы вообще никак не затронуты. Голт в своём монологе упоминал, мол, вы без нас ни на что не способны, оставь вас одних в чистом поле без всего -- сколько понадобится, чтобы вы изобрели колесо? При этом как-то осталось без внимания, что гении, зачастую, рождались в обычных семьях, социализировались обычными людьми и через них же усваивали интеллектуальное наследие предшествующих эпох. А за этот долг расплатиться просто невозможно, кто бы что ни кричал о равноценном обмене. Кроме того, как бы формировалась копилка мирового интеллектуального наследия, если бы творцы не стремились делать своё творчество доступным для всех без исключения? Тогда следует признать, что есть ещё одна группа людей -- трансляторы, но, поскольку они сами пользуются достижениями чужого разума, а групп только две, они являются нахлебниками с правильными ценностями.

Но это всё не так страшно -- недоделки теории можно подправить и позже (я честно не знаю, было ли это сделано или нет). Но вот третий аспект книги -- политический -- уже точно не исправить. Собственно говоря, "Атлант расправил плечи" -- это книга антимарксистская и проамериканская (в том смысле, что защищает ценности, характерные для Америки того времени). Действительно, социалистические темы типа социальной ответственности бизнеса, всеобщего благосостояния и так далее там показаны в самом негативном свете. Все, кто печётся о всеобщем благе, показаны слабовольными и безответственными, только и умеющими, что эксплуатировать бизнесменов. Получается, что предпринимателей эксплуатируют все -- и государство, и простые смертные, и всё это -- под какими-то надуманными предлогами (в данном случае -- служение интересам народа), а сами бизнесмены отдуваются за всех, хотя они просто хотят вести своё дело, чтобы им никто не мешал.
Напомню, что, по Марксу, всегда есть 2 класса людей -- многочисленные эксплуатируемые и немногочисленные эксплуататоры. Эксплуататоры-рабовладельцы владели и землёй, и средствами производства, и людьми, феодалы уже не владели людьми, а капиталисты обладали только средствами производства. Поскольку средства производства без труда бесполезны, а труд способен произвести больше, чем способен потребить, то образуется излишек, который эксплуататор просто присваивает (за что и называется эксплуататором). Рэнд выворачивает конструкцию наизнанку: без средств производства, которые придумал предприниматель, работники не смогут обладать той же производительностью и производить те товары, которые сами же потом потребляют, поэтому эксплуататорами являются они -- предприниматель никогда не заставит их заплатить полную стоимость тех положительных эффектов, которые они благодаря нему получили. Но это ладно, самое забавное -- а как же живут эксплуатируемые без эксплуататоров? А вот и оказывается, что Рэнд рисует для предпринимателей социалистический (а то и коммунистический) рай: от каждого требуется только максимальное раскрытие собственного таланта, система сделает так, чтобы все прочие потребности были удовлетворены. Вот они и раскрывают, изобретают, и вообще -- жалоб нет и кайф сплошной. Производственных мощностей хватает на целую армию, хотя в долине, где предприниматели всё это устроили, живёт только горстка. И мощности постоянно совершенствуются. Не такие ли картины рисовал Маркс? Да, примерно такие. С важным исключением: Маркс рисовал их для всех, Рэнд -- только для избранных. Простые смертные должны либо жить в аду, либо своим трудом заплатить за право работать на предпринимателя.
Вспомним ситуацию, когда этот роман был написан -- 50-е годы XX века. Уже полвека по миру ходят социалистические идеи, очень даже близкие рабочему классу, который видит, как живут буржуи, и ещё лучше видит, что большая их часть просто почивает на лаврах, к производству и творчеству не имея никакого отношения. Наличное проявление этих идей -- СССР -- практически в одиночку победил наличное проявление мирового зла -- нацизм. Более того, продуктовые карточки в России отменили раньше, чем в Англии, а в 1949 году СССР испытал атомную бомбу. Плюс прошла корейская война, которая показала, что забросать советские города атомными бомбами не получится. Конечно, в 1956 году прошёл XX съезд КПСС, на котором объявили курс на десталинизацию, но всё равно буржуи выглядели уязвимо: их собственные работники пропитывались антикапиталистическими идеями, а с источником этих идей просто так нельзя было справиться. Более того, опасные идеи стали укореняться и в головах политиков, которые начали брать курс на "государство благосостояния". А раз так, то у капиталистов появилась нужда в собственной идейной платформе. И тут появилась Айн Рэнд с её "Атлантом". Буржуи, прочитав, подумали: а ведь так и есть! Это на нас держится мир, это нас эксплуатируют, а помощи и жертв для общего блага требуют только нахлебники! Даже более того, каждый американец, читая книгу, должен был узнавать там себя -- ведь книга манифестировала ценности индивидуализма, добросовестной работы и человека, который сделал себя сам. Поэтому каждый ассоциировал себя с положительными персонажами и явно испытывал чувство брезгливости по отношению к отрицательным -- к тем самым безответственным нахлебникам. Поэтому все социалистические страны стали странами именно таких нахлебников, которые эксплуатируют Америку. Неслабо, да?
Таким образом, если бы Айн Рэнд и "Атланта" не было, то их надо было бы придумать. Тем более что такая книга считается второй по влиятельности на американские умы. Единственное, что портит всю малину, так это то самое разделение на предпринимателей и всех остальных. Средний читатель книги ассоциирует себя с предпринимателем -- нет, ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕМ!!! -- хотя на самом деле книга жёстко относит его именно что ко всем остальным. К тем, кто должен задыхаться от счастья, если предприниматель разрешит работать на него, эксплуатируя его ум. Большинство бизнесменов поменьше также относится ко второму сорту, хотя понятно, кем они себя возомнили после прочтения книги. В этом смысле, конечно, книга жестоко постебалась над подавляющим большинством своих читателей.
Безусловно, эта бинарная классификация должна быть всего лишь аллегорией. Я не думаю, что Рэнд была настолько глупа, чтобы утверждать, что мало кто способен жить согласно своему разуму и творить -- а ведь именно эта способсность и является основным пафосом романа как философского произведения. Только вот проблема, потому что всё это потонуло в политической составляющей процесса. В итоге (хотя и довольно продолжительном) продвижение социалистических идей застопорилось, американские граждане получили моральное право считать соцстраны странами некомпетентных нахлебников, а американские элиты -- то же право, но по отношению и к рядовым американцам. А как на эту книгу должны смотреть элиты других, прежде всего, социалистических. стран? А так же: воспринимать себя солью земли, которых эксплуатируют: не дают им ни гроша от тех богатств, которыми они в ходе своей работы ворочают. И они должны поскорее строить общество, подобное американскому, где их "эксплуатировать" никто не будет. Ну, а простые жители соцстран должны раскаяться -- мол, мы были идиотами, что считали, что можно было недобросовестно эксплуатировать предпринимателей. Таким образом, я, как житель бывшей страны соцлагеря,
1) должен считать себя сопричастным этой прослойке атлантов;
2) должен хорошо делать своё дело, не требуя ничего сверх того, что предприниматель считает справедливым;
3) должен брезгливо смотреть на прошлое своей страны и своего народа, считая его прошлым завистливых посредственных бездельников, которые восстали против собственных гениев и за то закономерно поплатились;
4) не должен знать, что я, на самом деле, давно отнесён к категории тех самых завистливых посредственных бездельников, смышлёных зверушек, которым наконец-таки втолковали, как это круто -- работать на предпринимателя -- нет, ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ!!!

В общем, подводя итог. Книга сама по себе (как текст) не плохая, а отличной она бы стала, если бы отрицательные персонажи были бы достойны уважения и представляли бы осмысленный и разумный проект будущего, а рассудила бы оба мировоззрения сама жизнь (то есть сам сюжет). Но некоторые проблемы в философских идеях и тем более политический аспект всё портят. И если эта книга -- вторая по влиянию на умы американцев, то мне жаль эти умы. Таким образом я, не находясь в положении человека, который "не читал, но мне сказали, что говно", скажу прямо: эту книга нельзя назвать говном. Это жопа.
Можно и подлиннее: жопа-маска.

@темы: политика, Рецензии

URL
   

Бело-синее сияние

главная