22:28 

Методология

Я уже не один раз сталкивался с одной большой, толстой и плоскогрудой проблемой: мне приходится слишком много объяснений тратить на вещи, которые кажутся мне понятными. Это-то нормально, но когда для ответа на простые (для спрашивающего) вопросы мне нужно двухчасовое объяснение с началом очень уж издалека, никто меня и слушать не станет, посчитав в лучшем случае занудой. Вот для этого я и решил написать данный пост: если кто меня о чём умном спросит, пусть сначала всё это прочитает, подумает и уже тогда задаёт вопрос снова, прекрасно представляя, каким будет ответ.
Короткое пояснение: методология, которой я пользуюсь, основана на Хайдеггере, Гегеле и методах аналитической философии.
В основе всего лежит хайдеггеровское понимание истины как единства открытого и непроявленного, не-сокрытости. Это как светлое пятно от фонаря на стене тёмной комнаты: ближе к центру всё видно, по краям всё затемнено. Считается, что человек увидел истину, если свет что-то показывает, полумрачные края позволяют видеть некоторую перспективу, а вместе они как бы приобретают законченный вид и не нуждаются в более мощном источнике света. Таких истин, разумеется, может быть очень много. Они являются источником основ любой теории, то есть первичных неопределяемых понятий и аксиом, а также некоторых определений. Поэтому в основе любой теории (формализованной и не очень) лежит такая истина, и понять её значит понять всю теорию. Восточные учителя также стремились передать не столько своё учение, сколько особое психическое состояние. Учение мастера считалось правильным, если у него получалось передать не только слова и действия, но и это психическое состояние. На Западе философы действовали в рамках одной такой истины, каждый раз находя новые ответы для той же перспективы/постановки вопроса.
Поскольку такого рода истин много, то носители двух теорий не способны понять друг друга, пользуясь даже более широкими инструментами. Чтобы они смогли понять, кто о чём говорит, им нужно некоторым образом "увидеть" истины друг друга. А два теоретических пласта могут конструктивно взаимодействовать только в том случае, если между ними произошло достаточно событий, внутри которых данные пласты друг другу не противоречат. Например, традиционное христианство и традиционный ислам в российском Поволжье уживаются вполне мирно потому, что между их носителями произошло достаточно событий, эту мирную жизнь позволяющих (общность некоторых обычаев, принадлежность к единому целому и так далее).
То, что человек увидел такого рода истину, не значит, что он может увиденное как-то переработать и использовать (не говоря уже о том, чтобы ей поделиться). Даже с явной частью увиденного возникают проблемы. Если человек попытается схватить её имеющимися у него словами, то он обнаружит, что увиденное всегда шире, чем готовые для него рамки. А чем глубже будет копаться, тем сильнее будет замечать, что он одно и то же явление описывает противоположными формулировками. А потом приходит понимание, что противоположные формулировки уживаются в рамках следующей, более ёмкой. Пример -- если посмотреть на любой предмет, например, кружку, то можно без труда сказать, где у неё правая часть, а где левая. Но если повернуть кружку другой стороной, то "право" и "лево" поменяются местами. Суть в том, что "право" и "лево" зависят скорее от нас, чем от кружки. Последняя фраза и является более ёмкой формулировкой, чем "эта сторона правая".
Но и более ёмкая формулировка не является окончательной -- для неё тоже может найтись своя противоположность, которая бы описывала исследуемую реальность ничуть не хуже. Примечательно то, что принцип смены формулировок также меняется. Сначала одна стремится опровергнуть другую, затем, по мере их усложнения, объяснить, а затем -- включить в себя. При этом чем дольше происходят такие попытки охватить открывшуюся реальность, тем яснее становится, что любая итоговая формулировка -- всегда значительное упрощение, а даже краткий обзор того, как попытки охватить реальность привели к этой формулировке, является значительным подспорьем. Пример -- история философии, где каждый следующий философ в чём-то является и историком философии, изучая своих предшественников. И понять его гораздо проще, если знаешь, в рамках каких традиций он укоренён.
Но и это ещё не всё. Сам предмет, на который мы направляем своеобразный взор, всегда обладает некоторой сущностью (которая нас и интересует), но никогда ей полностью не соответствует. То есть придётся не только затрачивать усилия, чтобы понять сущность предмета, но и на то, чтобы выяснить, как эта сущность проявляется в каждом конкретном случае. Например, тот факт, что человек по природе своей должен быть с двумя руками, двумя ногами и одной головой, никак не противоречит наличию больших исключений. Более того, предмет подвержен изменениям. И чтобы понять его, необходимо смотреть на его развитие. Оба этих фактора, при этом, ни коим образом не согласованы с указанными выше процессами подгонки нашего понимания предмета под реальность.
Далее возникает ещё одна проблема -- язык. Слова, словосочетания, формулировки всегда вписаны в контекст и отсылают к чему-то другому, будь то этап развития данного предмета, этап развития нашего понимания данного предмета или же истина, в которой предмет был нам дан. Элементы языка также живут в развитии и часто свой смысл меняют если не на противоположный, то совсем на левый. Например, термин "гностицизм", означавший направление античных тоталитарных сект, вдруг стал обозначать представление о принципиальной познаваемости мира. И такие трансформации, как можно догадаться, тут же обрастают всяческими спекуляциями. Даже в пределах собственных изысканий человек может запутаться из-за языковых коллизий, а когда общаются два человека (особенно если это носители разных истин), то очень много времени уходит на то, чтобы говорить в рамках одного языка, чтобы одни и те же выражения имели одинаковый смысл. А это возможно только если произошло достаточно событий. И только в рамках очерчиваемой ими перспективы.

Разумеется, всё, что было сказано, применимо и к самой озвученной методологии. Иными словами, она основана на некой истине, в рамках которой я подгоняю своё представление о предмете к его сущности (которая проявляется с трудом и изменяется), и в ходе всего процесса я вынужден очищать свой язык от смысловых переплетений. Казалось бы, в одном предложении я передал суть предыдущих шести абзацев? Если вы так считаете, то вы плохо читали: "даже краткий обзор того, как попытки охватить реальность привели к этой формулировке, является значительным подспорьем". Сама методология требует, чтобы даже её описание было дано так же, как этой методологии видится любой другой предмет, то есть развёрнуто, хотя бы с обрисовкой истории и форм как предмета, так того, как я получил представление о нём. Когда же речь заходит о более практических вещах (например, если меня что-то спрашивают), то я начинаю с далёкого начала, а потом дорисовываю картину так, как её вижу. Когда спрашивающий требовал только краткую суть ответа. Но ведь эту суть он будет интерпретировать в рамках своей точки зрения, своего языка, своих этапов подхода к предмету, своей истины, в конце концов. Но чтобы спрашивающий это понял, мне приходится создавать события -- то есть превращать ответ в беседу.

Теперь, я думаю, всё гораздо понятнее. И потому я спрашиваю:
Вы, дорогуша, всё ещё хотите услышать ответ?

@темы: Возобновляемое, Умные мысли

URL
Комментарии
2013-11-02 в 06:18 

Aks1
Счастье - это просто! ^__^
+1
Хотя не всем людям нужно понимание, так что можно забить на несоответствие точек зрения и рассказывать коротко, если только дествительно не хочет глубоко понять вопрос.

2013-11-02 в 14:43 

BlameMe
Прежде чем сказать правду, задумайся, а знаешь ли ты её.
Ну так понятнее, да. Просто есть минус: использование определенных значений слов-омонимов. То есть человек слышит это слово (к примеру "истина") и понимает его в наиболее распространенном смысле, даже если полезет в словарь, скорее всего он не прочтет именно тот термин, который вы понимаете. Поэтому я бы посоветовал в общих рассуждениях использовать дополнения (к примеру, "Хайдеггеровская истина" или что-то такое), явно дающие собеседнику понять, что слова использовано не в наиболее распространенном значении. Конечно, зависит от количества таких слов (к каждому определение подбирать может быть не проще, чем предварять беседу вышеприведенным текстом), но инструмент в общении, считаю, важный.

2013-11-02 в 16:35 

Спасибо!
Aks1, это-то понятно. Но когда человеку реально требуется знать моё мнение, пусть знает, что его ждёт ;-)
BlameMe, суть в том, что теперь, когда такого рода пост есть, куча объяснений остаётся с ним. О хайдеггеровском понимании истины, если о ней речь не зайдёт, можно вообще не говорить, а сразу всё указанное прикладывать уже к решению конкретного вопроса.

А так -- пользуйтесь задумкой, если будет полезно ;-)

URL
   

Бело-синее сияние

главная